Материалы к истории краха тандема «Рахмонов – Хамидов» | TJKNEWS.COM
Rss Feed Tweeter button Facebook button Myspace button Youtube button

Материалы к истории краха тандема «Рахмонов – Хамидов»

2010/07/23
By

Более тринадцати лет назад в апреле 1997 года в Таджикистане произошло  странное покушение на президента Эмомали Рахмонова. На это событие пресса в Республике Таджикистан и заграницей вновь обратила свой взор, несмотря на то, что не было каких-либо особых поводов. А подоспевшая весть о смерти в тюрьме 25 мая сего года бывшего председателя Ленинабадской (ныне Согдийской) области Абдуджалила Хамидова заставила многие таджикские издания продолжить эту тему. Не секрет, что в публикациях внутри страны журналисты не имеют свободы и возможности писать всю правду об этом событии. Ради собственного самосохранения и нахождения на плаву, журналисты могут позволить себе написать не больше того, что соответствует интересам клана Эмомали Шариповича и его самого и ни на йоту больше. И потому, есть необходимость все же попытаться раскрыть завесу тайны над этим событием недавнего прошлого. Хотя бы для того, чтобы не позволить приспешникам режима президента-самозванца переписать на свой лад историю, чьи свидетели, к счастью не все, истреблены Эмомали Шариповичем.

Когда это было?

Апрель 1997 года. Правительство Рахмонова, терпя одно за другим тяжелые поражения в боях на таджикско-афганской границе, в Раштском регионе – вотчине «вовчиков» – ваххабитов и в окрестностях Душанбе, под давлением Москвы и Ташкента ведет переговоры с так называемой Объединенной Таджикской Оппозицией (ОТО) и вынужденно соглашается на подписание документов о перемирии. Таким образом, режим лжепрезидента Рахмонова пытается не только самосохраниться, но и легализоваться с помощью противоборствующей с ним стороны. Рахмонов, пришедший к власти в результате антиконституционного переворота в ноябре 1992 года и проигравший президентские выборы 1994 года бывшему премьер-министру Абдумалику Абдуллоджанову и, тем не менее, узурпировавший кресло президента Таджикистана, надеется, что, сговорившись с руководством исламистской группировки властолюбцев, сможет укрепить собственную власть в стране. Для этого Рахмонову вместе с лидером ОТО муллой А.Саидовым необходимо объявить об окончании «гражданской войны в Таджикистане». Таковой, т.е. «Гражданской войной в Таджикистане» для пущей значимости, противоборствующие на юге и в центральной части РТ две стороны, так называвшихся «вовчиков» и «юрчиков», называли свою кровавую резню за обладание властью и собственностью в Таджикистане после развала СССР. Эта «гражданская война» даже в самый свой разгар не охватывала и треть территории страны. Самую большую Ленинабадскую (ныне Согдийскую) область эта резня полностью миновала, а охватывающий более половины территории страны Горный Бадахшан практически не затронула.

Кто в третьих силах был?

В это время много говорилось о  некоей третьей силе, претендующей на свое место в общественной жизни  страны и имеющей свою социально-политическую опору в стране. Несомненно, что  таковую силу, не входящую ни в состав «вовчиков», ни в состав «юрчиков», составляли сторонники Абдумалика Абдуллоджанова. При этом надо учесть, что А.Абдуллоджанов олицетворял тех лидеров страны, чьи руки в отличие от Э.Рахмонова и А.Саидова, не были обагрены по локоть в крови таджикского народа. ОТО в лице его руководства неоднократно предлагала возглавляемому А.Абдуллоджановым политическому объединению и партии включиться в переговорный процесс в ее, ОТО, составе, а Рахмонов был против всякого привлечения своего главного политического оппонента в этот процесс. Между тем, ОТО исходило из того, что на президентских выборах 1994 года, даже по фальсифицированным данным правительства Рахмонова, его соперник Абдуллоджанов получил более 49% голосов избирателей, а в кадровом плане сторонники экс-премьера могли стать огромным подспорьем в деле реализации требовавшихся ОТО 30% мест во всех властных структурах страны. Но Абдуллоджанов отказался от несамостоятельного участия в переговорах, и, видимо, допустил серьезную политическую ошибку. Но если Абдуллоджанов вместе с другими политическими соратниками, как бывшие премьер-министры страны А.Самадов и Дж.Каримов вели политическую борьбу, то некая другая сила исподтишка вела свою особую борьбу за власть в стране. Об этом свидетельствуют многие очевидцы, да и недавние публикации в Таджикистане, например, в еженедельнике «Фараж» содержат некоторые подтверждающие это утверждение факты.

Другая  сила

В Таджикистане к весне 1997 года кроме  официально зарегистрированной «Партии  Народного Единства Таджикистана»  А.Абдуллоджанова, действовали и другие политические партии и объединения, которые возглавляли такие известные политики как Сафарали Кенджаев, Сайфиддин Тураев, Бобохон Махмадов и другие. Но свою особую борьбу за власть вела и другая сила, отторгнутая от себя Рахмоновым и особо влиятельная в криминальных структурах, в особенности на севере страны. Уличные авторитеты и группировки, сформировавшиеся при правлении в Ленинабадской (ныне Согдийской) области Абдуджалила Хамидова, в условиях практического отсутствия национальной армии, имели серьезный вес в этом регионе. И, несмотря на очередной уход с поста председателя области А.Хамидова в начале 1996 года, продолжали верно служить ему, не оставляя его одного с его бедой – очередным разладом с Рахмоновым и мечтой о кресле первого лица в стране. Тайсон (Хуршед Абдушукуров), Сачан (Авезов), Даврон, Усмон, Давронхон и другие уличные авторитеты успели за годы правления А.Хамидова материально сильно подкрепиться, неплохо вооружиться и установить свои правила – действовать и отвечать «по понятиям» криминального мира. И с этим приходилось мириться органам власти всех уровней. Из вышеперечисленных «авторитетов» вновь назначенному в феврале 1996 года председателем Ленинабадской области Касыму Касымову удалось полностью переманить только Давронхона, остальные не «забывали» опального А.Хамидова.

С чего началось?

Перебравшийся на пост председателя области в августе 1992 года вчерашний совхозный руководитель А.Хамидов очень скоро почувствовал в себе силу и мощь, позволяющие  ему без обиняков заявить, что  он хочет занять пост первого лица в стране. Этому предшествовало назначение в октябре 1992 года от имени вора в законе, лидера так называемого «Народного фронта Таджикистана» Сангака Сафарова, председателем Кулябского облисполкома другого совхозного работника – Эмомали Рахмонова. В ноябре 1992 года, эта пара одних сапог – Хамидов и Рахмонов на 16-й сессии Верховного Совета Таджикистана, состоявшейся в кишлаке Арбоб, успешно совершили антиконституционный переворот и лишили первого всенародно избранного президента Республики Таджикистан Рахмона Набиева его поста, мотивируя это «ненадобностью института президентства» в Республике Таджикистан. Рядовой депутат Э.Рахмонов стал председателем Верховного Совета республики и разумеется ликовал от этой победы, которую вместе с «Народным фронтом Таджикистана» вора в законе С.Сафарова ему обеспечил игравший ключевую роль на той сессии в кишлаке на севере страны в Ленинабадской области ее председатель А.Хамидов. Во время той сессии и после нее властелина Севера страны А.Хамидова гложила одна страсть – как стать главой республики. Однако, как ни странно, главным препятствием для себя он видел не председателя ВС Рахмонова, а своего «куда» – тестя своего сына, занимавшего пост премьер-министра страны А.Абдуллоджанова. По имеющимся свидетельствам, Абдуллоджанов был против создания некоего Госсовета, председателем которого с полномочиями президента видел себя и только себя А.Хамидов. Последний, еще в октябре 1993 года, без зазрения совести заявлял: «Почему бы ако (старший брат – с таджикского, он так называл А.Абдуллоджанова, хотя был старше по возрасту), на время не уйти с поста, я вот стану главой Госсовета, и назначу его вновь премьер-министром. В конце-то концов, у меня сын, а у него дочь!» (???).

Сын и дочь

Примеров  того как родственные отношения  или родство могут повлиять на судьбы государств и наций, как положительно, так и отрицательно, немало. Тот же организатор и вдохновитель братоубийства на юге Таджикистана детский кинорежиссер Давлат Худоназаров был полон ненависти к победившему одновременно у восьми кандидатов президенту Р.Набиеву из-за того, что его дочь Мунаввара развелась с братом этого киношника, артистом Далером Назаровым. Это отдельная тема. Но уже к рассматриваемому периоду истории нашей страны, именно родство пытался использовать как средство давления А.Хамидов. Причем, как видно из вышеприведенного заявления А.Хамидова, этот новоиспеченный лидер так и остался на уровне своего кишлачного развития. Но амбиций у него не убавилось. И потому, то и дело его сын от первой жены, он же зять премьер-министра А.Абдуллоджанова оказывался не с семьей, а в отцовском доме. Хамидов безуспешно пытался использовать собственного сына для того, чтобы убедить тестя покинуть пост премьер-министра и не мешать его отцу образовать и возглавить некий Госсовет Республики Таджикистан. В то же самое время Хамидовского напарника по тандему Э.Рахмонова гложила другая страсть…

Страсти Рахмонова

Для того, чтобы понять состояние Эмомали Рахмонова после того, как в результате антиконституционного переворота в конце 1992 года он в качестве председателя Верховного Совета страны стал «главой Таджикистана», достаточно обратить взор на состояние временного президента Киргизии Розы Отунбаевой после образования Временного Правительства Киргизии и изгнания президента К.Бакиева. При живом всенародно избранном президенте Р.Набиеве никто не мог признать легитимным власть Э.Рахмонова, и хотя иностранные коллеги не заявляли громко об этом, но все же старались иметь дело с легитимным премьер-министром А.Абдуллоджановым, нежели с «новым главой государства» Э.Рахмоновым. Эта ситуация подвигала властолюбивого Э.Рахмонова с одной стороны попытаться избавиться от резко набиравшего популярность премьер-министра А.Абдуллоджанова, а с другой стороны – решить вопрос с легитимизацией своей власти. Особенно Рахмонова задевало то, что при зарубежных поездках лидеры принимающих стран предпочитали говорить с премьером Абдуллоджановым, нежели с председателем Верховного Совета страны Рахмоновым. В этот период цели Рахмонова и Хамидова практически совпали – каждому из них каким-то образом мешал премьер-министр Абдуллоджанов. К концу осени 1993 года под предлогом «требования руководства соседнего Узбекистана» Рахмонов и Хамидов отправили Абдуллоджанова в почетную ссылку – послом в Российской Федерации. У Рахмонова теперь главной задачей была легитимизация собственной власти. У Хамидова была другая цель – он хотел образовать и возглавить Госсовет Республики Таджикистан.

И тогда…

Как только ближайшие цели и задачи Рахмонова  и Хамидова разошлись, разрыв между  ними стал неминуем. В декабре 1993 года Хамидов заблокировал аэропорт г.Худжанд и заявил, что депутаты Верховного Совета РТ от Ленинабадской области не поедут на очередную сессию, если власти в Душанбе не удовлетворят ряд его требований, среди которых было и образование Госсовета. Таким образом, Хамидов пытался заменить на посту «главы государства» нелегитимного председателя Верховного Совета республики Э.Рахмонова, встав во главе другого нелегитимного, если исходить из Конституции (Основного закона) Республики Таджикистан, органа. Но, опираясь на незаконные вооруженные формирования «Народного фронта Таджикистана» (НФТ) и его полевых командиров, Рахмонов смог обратить к бегству своего ближайшего партнера и соратника А.Хамидова. Таким образом, Рахмонов снял Хамидовский вопрос о Госсовете с повестки дня, но по-прежнему оставался нелегитимным руководителем. И оставался зависимым от воли полевых командиров – соратников по НФТ, был вынужден выполнять все их прихоти. И тогда, Рахмонов решил провести новые президентские выборы в стране, где годом раньше этот институт Рахмонов и его партнеры по антиконституционному перевороту упразднили как не надобную («Колхозникам все можно!»- в сердцах тогда сказал покойный ныне Сафарали Кенджаев. – автор). В стране царил беспредел, полевые командиры – соратники Рахмонова монополизировали всю власть и экономику страны. О какой-либо свободе слова не могло быть и речи. Близко подходили назначенные на сентябрь 1994 года новые президентские выборы. Правом выдвижения кандидатов в президенты обладали областные и душанбинский городской Советы народных депутатов, Политические партии и Союз молодежи – бывший комсомол. Один за другим и под незримым дулом автоматов народофронтцев эти организации выдвигали кандидатом в президенты страны Эмомали Рахмонова. Все шло к безальтернативным и соответственно не легитимным выборам. Вмешались так называемые «страны влияния».

Как повлияли страны влияния?

Иран, Россия, США и Узбекистан в те годы назывались странами влияния на Таджикистан. И действительно, каждая из этих стран по-своему могла влиять на ход событий в нашей стране. Иран – поддержкой или отказом в поддержке ОТО, Россия – действиями своих военнослужащих 201-й Мотострелковой Российской дивизии, дислоцированной в Душанбе и других районах на Юге РТ, США – финансами и различными решениями, принимаемыми ООН, Узбекистан – материальной и моральной поддержкой жителей страны и многочисленных беженцев и так далее. Иран и США не приветствовали проведение президентских выборов, мотивируя это тем, что сотни тысяч таджикистанцев находятся за пределами страны, и первоначально необходимо было бы их вернуть в страну и провести выборы с их участием. Россия и Узбекистан полагали первостепенным обеспечение легитимности власти в стране, что позволило бы Таджикистану полноправно защищать свои интересы государства внутри самой страны, в регионе и в мире. Но Э.Рахмонов колхозной прямотой и безграмотностью шел к проведению безальтернативных лжевыборов. Хотя безальтернативные выборы, согласно Конституции РТ, не являются легитимными. В такой ситуации Областной Совет народных депутатов Ленинабадской области вопреки всему натиску и ожиданиям Рахмонова кандидатом в президенты страны избрал Чрезвычайного и Полномочного Посла РТ в России, бывшего премьер-министра А.Абдуллоджанова. Напуганный этим выбором областного совета и в страхе потерять на предстоящих выборах власть Рахмонов не позволял регистрировать Центральной Избирательной Комиссии страны кандидатом в президенты РТ А.Абдуллоджанова. Только в ночь с 25 на 26 августа 1994 года под натиском России и Узбекистана Рахмонов объявил о регистрации ЦИК страны кандидатом в президенты А.Абдуллоджанова. Как видно из изложенного, страх потери власти у Рахмонова был настолько велик, что он готов был провести нелегитимные безальтернативные выборы, нежели соревноваться с опальным А.Абдуллоджановым.

Спасательный  круг и денежный мешок два в одном!

В такой ситуации Рахмонову не оставалось ничего, как призвать на помощь бывшего  соратника и партнера А.Хамидова. Причем на очень выгодных для себя условиях.

Продолжение следует.

АНВАР АШУРОВ

Душанбе. ОТЖ «Панджгона».

VN:F [1.9.3_1094]
Rating: 4.5/5 (4 votes cast)
Материалы к истории краха тандема «Рахмонов - Хамидов», 4.5 out of 5 based on 4 ratings
Share and Enjoy:
  • Print
  • Digg
  • del.icio.us
  • Facebook
  • email
  • MySpace
  • Twitter
Для того, чтобы получать последние новости, пожалуйста, подпишитесь на наш блог (RSS) !

Tags: , , , , , , , ,

18 комментариев к “Материалы к истории краха тандема «Рахмонов – Хамидов»”

Оставить комментарий

*